НКВД на защите советского народа

У практически всех современных картин и сериалов о советской эпохе 1930-х — 1950-х годов есть одна общая черта. Участником действия является сотрудник НКВД, контрразведки «СМЕРШ» или какой-то другой силовой структуры, обуреваемый идеей посадить «врага народа».

НКВД на защите советского народа

Есть, разумеется, варианты — например, чекист жутко страдает внутренне, но вынужден совершать преступное действие из ложного понимания идеалов. Или же сотрудник НКВД все осознает и заканчивает трагически. Либо существуют два сотрудника НКВД, и «плохой» горит желанием посадить «хорошего». Но чаще всего чекист в современном кино выступает как бездушная репрессивная функция, а порой и как патологический садист, реализующий в истязании достойных людей свои маниакальные желания.

Были ли такие сотрудники НКВД? Несомненно, были. Но много ли таких было? Составляли ли они большинство? Да никоим образом.

Представьте себе, что в российском кинематографе год за годом учителей начнут показывать, отталкиваясь исключительно от образа маньяка Андрея Чикатило. Через какое время педагогов в стране начнут воспринимать исключительно как душегубов?

Или, к примеру, врачи — есть ли среди них мздоимцы, алкоголики, насильники? Не без этого. Но если на экране медики будут представлены только в таком образе, как скоро 100 процентов населения начнут доверять свое здоровья экстрасенсам и бабушкам-ведуньям?

Федеральный телеканал пафосно представляет новый сериал на историческую тему, и спустя несколько минут становится ясно — авторы от стереотипа чекиста не отошли ни на йоту. Стандартный негодяй, издевающийся над творцом.

Вообще, складывается ощущение, что авторы недорабатывают — нужно больше размаха. Человек в погонах в блокадном Ленинграде должен жрать пресловутые «ромовые бабы товарища Жданова» прямо на глазах умирающих от голода детей. Чтобы уж всем стало ясно, какими моральными уродами были представители советского режима.

А в доказательство представят дневники некоего «сотрудника НКВД», якобы обжиравшегося в блокаду черной икрой. Но при этом умолчат, к примеру, о Кузьме Песочникове, первом начальнике Мурманской ЧК, который в блокадном Ленинграде был начальником продсклада. Товарищ Песочников умер от голода в 1942 году, не позволив себе воспользоваться близостью к продовольствию.

Перед блокадой в структурах милиции и госбезопасности работало более 13 000 человек, большая часть из которых ушла на фронт. Бороться с бандитами, диверсантами и шпионами в огромном городе остались 5600 человек. Работать приходилось по 18-20 часов в сутки.

За время блокады Ленинграда было раскрыто и обезврежено около 200 шпионско-диверсионных групп, в том числе несколько террористических. Самых настоящих, а не мнимых. А еще в голодающем городе пытались диктовать свои условия банды уголовников, расхищавших продовольствие. И, несмотря на огромные трудности, сотрудники милиции и госбезопасности справились и с этой угрозой. За время ленинградской блокады погибли около 1200 сотрудников милиции и госбезопасности. Погибали при задержаниях преступников и диверсантов, при артобстрелах. А 259 человек скончались от голода. Еще 2500 оказались на больничных койках с разной степенью дистрофии.

Теперь вопрос — известны ли вам имена этих героев, много ли им времени уделили сценаристы и режиссеры? Вместо этого раз за разом предлагается образа пьяного мордоворота, этакого «сатрапа и палача». Потому как молодой сценарист учится на примерах старших, а те полагают, что никакой иной «киноправды» нет и быть не может.

Еще наши творцы очень любят так или иначе обыгрывать название контрразведки «СМЕРШ». Естественно, офицеры «СМЕРШа» тоже нередко предстают в образе кровавых упырей, но бывает и обратный перехлест — когда их делают главными персонажами «героического мыла», завиральных детективных историй, где нет ни грамма правды.



А правда такова — за время существования контрразведки «СМЕРШ» звание Героя Советского Союза было присвоено четырем ее сотрудникам. Всего четырем. И всем — посмертно.

Петр Жидков, 39 лет, старший лейтенант, оперуполномоченный отделения контрразведки «СМЕРШ» мотострелкового батальона 71-й механизированной бригады 9-го механизированного корпуса 3-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта. В довоенной жизни — редактор многотиражной фабричной газеты «Массовик». 6 ноября 1943 года в бою в районе села Хотов Киевской области во время контрудара гитлеровцев сумел увлечь бойцов за собой в атаку, вступив в рукопашную схватку с противником. Уничтожив несколько гитлеровцев, сам погиб от осколка гранаты. Но действия оперуполномоченного решили исход боя — фашистов обратили в бегство.

Григорий Кравцов, 22 года, лейтенант, оперуполномоченный отдела контрразведки «СМЕРШ» 134-й стрелковой дивизии. В довоенной жизни — фельдшер-ветеринар. 14 января 1945 года при наступлении с Пулавского плацдарма на левом берегу Вислы, в бою у населённого пункта Коханув, заменил выбывшего из строя командира 374 отдельной штрафной роты 69-й армии 1-го Белорусского фронта. Продолжал руководить наступлением роты, несмотря на ранение. Был убит прямым попаданием снаряда.

Василий Чеботарев, 26 лет, гвардии лейтенант отдела военной контрразведки «СМЕРШ» Наркомата обороны СССР. В довоенной жизни — забойщик на руднике. Начинал войну снайперов, на Ленинградском и Волховском фронтах уничтожил 60 гитлеровцев, был тяжело ранен. После госпиталя окончил школу военных контрразведчиков. Во время операции «Багратион» в составе 3-го гвардейского танкового корпуса во время прорыва на реке Бобр имел задачу — захватить контрольного пленного, действуя впереди основных частей. Ночью 27 июня 1944 года танки с мотострелками на броне ворвались в расположение немецких частей на окраине посёлка Бобр и выбили немцев с занимаемых позиций, после чего вышли к реке и заняли плацдарм и переправу. Во время боя лейтенант Чеботарёв, уничтоживший несколько немецких солдат, взял «языка», однако в ходе последовавшей немецкой контратаки десантники оказались в окружении. Контрразведчик вступил в рукопашную с гитлеровцами, пытаясь отбить захваченную ими санитарку, но силы были неравны. В рукопашной схватке получил пять ножевых ранений, после чего немцы добили его штыками и после изуродовали тело. Тело гвардии лейтенанта Чеботарёва было найдено подошедшими основными силами советских частей и с воинскими почестями похоронено на месте боя.

Михаил Крыгин, 27 лет, лейтенант, оперуполномоченный отдела контрразведки «СМЕРШ» Островного сектора береговой обороны Тихоокеанского флота. В довоенной жизни — наборщик в типографии. 13 августа 1945 года в составе десанта принимал участие в освобождении корейского порта Сэйсин от японских захватчиков. Когда погиб командир десантников, контрразведчик принял командование на себя. Он 12 раз поднимал бойцов в атаку, пытаясь прорваться к основным силам, ведшим бой в стороне от их отряда, но сделать это не удалось. Ночью лейтенант Крыгин приказал оставшимся в живых отходить к гавани, а сам, собрав у павших товарищей оружие и оставшиеся боеприпасы, остался прикрывать отход. Тело погибшего героя нашли после окончания боя. Разъяренные японцы нанесли ему 20 штыковых ран, вырезали на груди пятиконечную звезду.

Ни одного российского кинодеятеля не интересуют подвиги этих людей, отдавших жизнь во имя Родины. Им ближе садисты-мордовороты. Получается, что проблема не в чекистах. Проблема в головах тех, кто пишет сценарии и снимает фильмы и сериалы.